Когда я отказался от лечения, мои родственники сильно-долго горевали. Однажды моя мама спросила мою девушку, не хочет ли она убедить меня снова лечиться? Та, ни секунду не сомневаясь, ответила: да что вы к нему пристали, пусть умирает, если хочет!

Но у меня нет такой девушки, воскликнет дорогой мой онкобольной. Что же мне делать? Если нет вообще, то тогда действительно лучше умереть. А если есть хоть какая-то девушка, можно ее попросить стать другой. Изменить свои взгляды типа на смерть.

Иначе заменить ее по-быстрому. Никому не нужна дура. Надо действовать решительно (о смерти речь ведь), потому что умирать надо с бокалом вина в руке и мягким корнишем под рукой. Или двумя. Девушками.

Легко бы вам было согласиться отпустить любимого человека от себя? Если вы его любите, то вы должны найти в себе эти силы. Хватит эгоизма. О смерти речь.

Что? А как найти девушку? Пусть сами ищут, достали уже. Как только у тебя рак – отбоя нет. Рак притягивает девушек как магнит. Иногда непонятно даже, во что они влюбляются – в тебя или твой редкий диагноз.

Про право умереть нет даже русскоязычного раздела в Википедии. Про это нельзя даже говорить. Попробуйте. И ты услышишь хуету вроде “ты должен бороться”. Вот один блоггер знакомый в моем твиттере столько болел, и сейчас с ним все хорошо. И ты сможешь. Я уверена.

Никто не интересуется, нахуя выжил этот блоггер и почему так случилось, и как у него теперь идут дела, и стоило ли ему вообще выживать?